Archive for the ‘Цитаты’ Category

Краткая, но прекрасная история самой древней политической партии на земле

Воскресенье, Январь 22nd, 2012

Или история партия, в которой состояли все. «…никто не знал точно, когда она была основана: большинству людей, и особенно молодёжи, казалось, что партия, направляющая совместные действия народа, существовала всегда. Менялись её названия, на место старых вождей приходили новые, но партия оставалась. Она открывала людям правду, накапливала силы, и в преддверии Свободы её влияние простиралось от моря и до Великого озера». Нгуги ва Тхионго. Пшеничное зерно. Прогресс. Москва. Перевод с английского В.Рамзеса. 1977-й год. Страница 28-я. Глава «Трудные годы»: давным-давно страной кикуйю, то есть Кенией, управляли женщины. «У мужчин не было ни собственности, ни прав. Им разрешалось только прислуживать женщинам, исполнять их капризы. Это были трудные годы». Страница 29-я. Глава «Свобода через секс»: «…однажды, воспользовавшись тем, что женщины ушли на войну, мужчины составили заговор, дав тайную клятву сообща добиться свободы. Было решено, что, как только усталые и жадные до ласк героини вернутся, мужчины сразу улягутся с ними в постель. Так и сделали, в остальном положившись на провидение. А потом всем женщинам приспело время рожать, где ж им было сопротивляться мятежу». Страница 29-я. Глава «Реставрация и Контрреставрация»: «…много-много лет спустя» обширная часть страны «…снова оказалась под властью женщин. Королева [видите ли] была красавица». Страница 29-я. Но она совершила политическую ошибку — в предвыборном экстазе явилась пред очи избирателей обнажённой и была свергнута с трона. Глава «Белый человек из страны, где правит женщина»: «…в стране появился белый человек с книгой господней в руках. Библия служила чудодейственным доказательством того, что белый послан самим богом. …они позволили белому человеку …построить себе жилище на их земле. Поставив хижину, чужеземец принялся ещё за одну постройку. Он называл её храмом божьим. …белый человек рассказал о далёкой стране за морем, где на троне восседает женщина, а народ благоденствует под сенью её могущества и щедрот. …рассказы о могущественной женщине вызвали неясный отклик в сердцах, напоминая о седой древности». Страницы 28-я и 29-я. А «…вскоре люди заметили, что белый человек как бы невзначай прибирает к рукам всё больше земли. …старики пытались роптать. Обладая даром предвидения, они могли заглянуть в будущее, и за улыбчивым лицом белого им открылась несметная вереница розовощёких чужеземцев, несущих не Библию, но меч». Страница 30-я. Глава «Зерно, зарытое вниз головой»: «…железная змея …извиваясь, стремительно ползла …подминая под себя плодородные равнины. Нужно раздавить гадину! Вайяки и другие воины взялись за оружие». Страница 30-я. Но проиграли. Вайяки «…зарыли живьём, головой вниз — для острастки другим, чтобы никто и никогда не усомнился в могуществе христианской дамы, простёршей благостную длань над морем и над сушей». Страница 30-я. Но «…тогда никто не заметил, а теперь, оглядываясь назад, мы понимаем: было в крови Вайяки семя, зерно. Из него-то выросла партия, чья сила в неразрывной связи с землёй». Страница 30-я. Глава «Сам-два». Гарри Туку «…поносил белого человека …он послал весть белому человеку, в ясных словах выразив народное недовольство налогами, принудительным трудом на фермах поселенцев, отчаяние людей, согнанных с насиженных мест. …молодого Гарри заковали в цепи». Страница 31-я. Народ поднялся, но у него не было даже копий.  Туку породил череду мучеников, в конце которой появился «…человек с горящими огнём глазами». Страница 31-я. Роман Нгуги как раз о нём.

Ещё одна большая цитата

Воскресенье, Декабрь 11th, 2011

А не перепечатать ли всего Элиота Уайнбергера? «…в 1917 году в авторитетной статье в «Journal of Delinquency» профессор Принстонского университета Генри Годдард доказал, что, согласно iq-тестам, 83% евреев-эмигрантов являются «слабоумными дебилами». Впрочем, евреи оказались всё-таки слегка умнее американских индейцев, мексиканцев и негров. (Годдард запустил в оборот слово «moron», «дебил», а Маргарет Зингер использовала результаты его исследований как аргумент в пользу контроля за рождаемостью.) В 1921 году профессор Гарвардского университета Роберт Йеркс доказал, что, согласно iq-тестам 1,75 миллиона американских солдат, 37% белых и 89% негров являются дебилами. Процент среди белых был так шокирующе высок из-за большого количества эмигрантов из Восточной и Южной Европы. Уровень умственного развития, например, итальянцев соответствует возрасту 11,01 лет, поляков — 10,74. В 1923 году профессор Принстонского университета С.С.Бригхэм популяризировал данные, полученные Йерксом, в бестселлере «Исследование американского интеллекта». Соединив результаты iq-тестов с данными измерений черепа. Собранными графом Ваше де Лапужем, Бригхэм доказал, что Соединённые Штаты получили худшие образцы европейской породы. Хуже того, «американский интеллект будет проходить в упадок быстрее, чем интеллект европейских национальных групп, из-за присутствия негров». Он рекомендовал «принять государственные меры… для обеспечения постоянной восходящей эволюции». Иммиграция должна быть ограничена во избежание «постоянного возрастания дефективных тенденций среди нынешнего населения». Годом позже Соединённые Штаты приняли Ограничительный акт, подписанный президентом Калвином Кулиджем, гласивший: «Америка должна остаться американской». Эмиграция из Восточной и Южной Европы была фактически прекращена вплоть до начала Второй мировой, что обрекло многих на бедствия войны и Холокост». Элиот Уайнбергер. Водопады. Из книги «Бумажные тигры». Страницы 236-я и 237-я. Издательство Ивана Лимбаха. Санкт-Петербург. 2007-й год. Интеллектуальная ситуация, однако, разительно поменялась к концу двадцатого века: «…в 1994 году в бестселлере «Колокольная кривая» профессор Гарвардского университета Ричард Хернштейн и профессор Принстонского университета Чарльз Мюррей доказали, что, согласно iq-тестам, евреи-ашкенази являются самыми умными людьми на Земле». Страница 237-я. Прекрасное, изящное извинение, избавляющее американские социологию, психологию и антропологию от звания подручных национал-социализма, а возможно, и от многомиллиардных исков. Как бы это использовать? «Профессор такой-то такого-то университета на основании того-то и того-то пришёл к выводу что польские солдаты и офицеры, бойцы Армии Крайовой и сотрудники польских спецслужб являются самыми мужественными людьми на Земле». Или — преамбула та же: «…грузинские крестьяне являются самыми щедрыми, гостеприимными и весёлыми людьми на Земле». Извлекать уроки из преступлений американской науки!

Большая цитата

Вторник, Декабрь 6th, 2011

«…в 1969 году в Камбодже проживало 7000000 человек. 90% крестьян имели свою собственную землю, и страна, производя больше продуктов, чем ей требовалось, экспортировала рис. Правительство, которое тогда находилось у власти, возглавлял принц Нородом Сианук, которого любило крестьянство и презирал средний класс. Несмотря на свои недостатки, он успешно поддерживал нейтралитет Камбоджи во всех войнах, проходивших в Юго-Восточной Азии. Левые партизаны, которых Сианук называл «красными кхмерами», имели в горах несколько сотен отрядов. 18 марта 1969 года сша начали воздушную бомбардировку Камбоджи. Секретные операции проходили под названием «Меню»: завтрак, Ланч, Ужин, Обед, Десерт, Закуски — и их целью было уничтожение Вьетконга, северовьетнамских каналов поставки и «святилищ». Военная операция провалилась, а число погибших осталось неизвестным. 18 марта 1970 года на смену правительства Сианука пришёл в результате переворота Лон Нол… Но пока он оставался у власти, его присутствие обеспечивало сша и камбоджийским военным и бюрократам свободное правление. Спустя шесть недель после мартовского переворота американские и отличавшиеся особой жестокостью южновьетнамские войска [американские войска отличались особой добротой] вошли в Камбоджу. Бомбардировки теперь велись открыто и постоянно. С 1969 по 1973 годы сша сбросили на эту страну 500 тысяч тонн бомб. …к 1974 г. 80% рисовых полей были заброшены, 75% тяглового скота уничтожено. Миллионы беженцев спасались от американских самолётов, южновьетнамских войск и «красных кхмеров», которые являясь единственной оппозицией Лон Нолу, множились и крепли. Экономика с сельского хозяйства переключилась на оружие и снабжение войск. Государственные чиновники и торговцы наживали состояния. Все остальные голодали. …в столице страны Пномпене, население которого увеличилось в пять раз в сравнении с довоенным временем, погибли все деревья: их кору ободрали и съели. …К 1975 г. умерло 500000 камбоджийцев». Элиот Уайнбергер. Бумажные тигры. Издательство Ивана Лимбаха. 2007-й год. Санкт-Петербург. Страницы 49-я и 50-я. В 1975-м году, в апреле в Пномпень вошли «красные кхмеры» и продолжили дело истребления своего народа. Элиот Уайнбергер на нескольких страницах подробно описывает действия «красных кхмеров», подлинных варваров, которые убивали руками и лопатами, в крайних случаях электротоком. Но они никогда не поднимались до высот цивилизации. В 1973-м году Нобелевскую премию мира получил Генри Киссинджер, великий миротворец, советник президента Никсона и президента Форда по международным делам, и как раз за урегулирование в Юго-Восточной Азии. Нобелевская премия мира — самая смешная премия в мире. Ни чилийцам — он засветился и в Чили, ни киприотам — они обвиняли его в соучастии в этнических чистках, заполучить старину Генри для судебных разбирательств не удалось. В Пномпене сейчас судят трёх восьмидесятилетних «красных кхмеров». Генри Киссинджера среди них нет. За общее дело уменьшения численности кампучийцев одним, почему-то, полагается суд и позор, а другим — слава, почёт и звание миротворца.

Новые африканские диссипативные сказки

Суббота, Август 27th, 2011

Требуется большая цитата. Уильям Бойд пересказывает в романе «Браззавиль-бич» одну из легенд времён войны в Биафре: «…к 1970-му году положение на фронте практически перестало меняться, началась война на истощение. Контролируемая мятежниками территория уменьшилась, но дальнейшее наступление захлебнулось. Боевые действия превратились в осаду. Ситуация — в патовую. И вдруг …всё закончилось в считанные дни, со скоростью, которую никто не мог предвидеть. После войны стало известно, почему силы мятежников внезапно пришли в состояние коллапса. Армия Биафры, уступая противнику и в живой силе, и в технике, боролась слишком отчаянно и упорно даже для людей, знавших, что их дело обречено. Этот пыл и энергия были порождены суеверием. Большинство офицеров подпало под власть служителей некоего культа, заклинателей духов или «пророков», как их там называли. Они настолько интегрировались в структуру армии, что многие из них были просто приписаны к соответствующим воинским подразделениям. К 1970-му году они пользовались таким влиянием, что офицеры отказывались отдавать приказ «в атаку» или вести своих людей в бой, если «пророки» не считали, что высшие силы этому благоприятствуют. Офицеры часто оставляли свои подразделения и уходили с линии фронта, чтобы участвовать в молитвенных собраниях, организуемых в тылу наиболее известными «пророками». Генерал Оджукву, стоявший во главе тогдашнего режима Биафры, понял, что теряет контроль над армией, и попытался ограничить влияние спиритуалистов. В качестве первого шага он арестовал одного из самых вдохновенных и авторитетных пророков… и обвинил его в ритуальном убийстве. Военный трибунал призвал его виновным, его срочно казнили. Боевой дух биафрийской армии выветрился незамедлительно и полностью. Солдаты просто отказывались воевать и либо сбегали с поля боя, либо стояли в сторонке, словно погружённые в транс. Нигерийская армия продвигалась, не встречая сопротивления, занимала город за городом без единого выстрела… Казнь известного священнослужителя за ритуальные убийства означала проигранную войну». Страницы 296-я и 297-я в издании 2002-го года. Амфора. Спб. Перевод Е. Дунаевской. Казнили — разбежались. Не казнили — разбегались. Чтобы не насмешить читателя в ответственный момент развития романа Уильям Бойд закрывает рассказанную историю размышлениями о диссипативных системах: «…в большинстве систем эта потеря [потеря энергии на трение] происходит постепенно, её можно измерять и прогнозировать. Но бывают другие диссипативные системы, разрывные и беспорядочные…» и так далее. «Самая диссипативная система на свете — это война. Она вопиюще неустойчива и совершенно непредсказуема». Ошеломлённый читатель пытается вспомнить хоть что-нибудь из школьного курса физики. Он пристыжен и заинтригован. В общем, он ждёт новых африканских сказок. Конечно, диссипативных. На меньшее он теперь вряд ли согласится.

Фуга

Понедельник, Октябрь 11th, 2010

Александр Богдановский о Нобелевской премии, о Марио Варгасе Льосе и об устройстве романа «Война конца света». «…вручение Нобелевской премии Варгасу Льосе и заслуженно, и ожидаемо. Каждый год всех любителей его творчества постигало страшное разочарование, потому что если кто заслуживает высшей литературной награды, так это Марио Варгас Льоса. Он живой классик: активно работающий, очень современный писатель, и при этом действительно классик. Наследник традиции классической литературы, и Флобера, и Сервантеса, и притом вполне наш современник. Он входит, несомненно, в первую пятерку прозаиков XX века, теперь уже перешагнул и в XXI. В «гонках» за Нобелевской премией он, конечно, был фаворитом, но каждый раз что-то срывалось. Возможно, что его политические взгляды имели негативное значение. Он считается крайне правым, остро критиковал, например, Кубу и Кастро. Решения Нобелевского комитета часто вызывали некоторое недоумение. Мы иногда знали не всех лауреатов даже понаслышке… Это, конечно, может говорить и о нас тоже…И тем не менее… Но Марио Варгас Льоса был очень любим и популярен в Советском Союзе в 1970-80-е годы. В 1990-е случилась пауза, но сейчас новый всплеск интереса, и, надеюсь, выйдут новые книги. Он – писатель остросовременный, поднимающий более чем актуальные проблемы. Варгас Льоса верный ученик классической литературы, которую он творчески переосмысляет. Я имею в виду чисто технический подход к композиции и к стилю. Это стилист очень высокого класса и необыкновенный мастер композиции, которая никак не является самодовлеющей, но всегда необыкновенно изящно выстроена. Например, роман, который я переводил много лет назад, который сейчас переиздан, под названием «Война конца света». Подобно тому, как Пушкин придумал для своего романа в стихах особую «онегинскую строфу», так Льос изобрел для своего – особую форму: он делится на части, части – на главки, чередующиеся в очень строгом, но постоянно меняющемся ритме. То есть выстроен по принципу фуги. Это не просто остановившаяся, застывшая громадина, хотя роман и очень велик по объему, он изнутри наполнен движением. Благодаря этому колоссальный массив текста не угнетает читателя, который просто не может не увлечься действием и движением. Редкая для писателя XX века черта, которая, безусловно, свойственна Варгасу Льосе, – интерес к интриге, к динамичному сюжету. Для упомянутого романа характерно бешеное развитие сюжета, интрига, это авантюрный роман. Но при этом он битком набит проблемами – и философскими, и нравственными, жгуче-политическими. Когда я слышу сегодня об отказе кого-то участвовать в переписи, вспоминаются те самые льосовские герои, который в Бразилии конца XIX века считали, что перепись — это антихристово измышление…» И далее на сайте «Русского журнала».

О бедствиях любви

Среда, Апрель 28th, 2010

Великий и мудрый мавр Абу Мухаммад Али ибн Ахмад ибн Хазм писал: «…любви присущи многие бедствия, и первое из них — хулитель. Хулителей бывает несколько видов, и корень их всех — это друг, когда отброшена между ним и тобою забота об осторожности. Его порицания лучше многой помощи, и в них счастье и предостережение. …затем есть хулитель порицающий, который бранит, никогда не отдыхая. Это великая беда и тяжкая ноша… я видел людей, страсть которых так усилилась и увлечение настолько увеличилось, что упрёки стали им милее всего, так как могли они показать хулителю своё непослушание… одно из бедствий любви — соглядатай, и поистине, это скрытая горячка, и неотвязное воспаление, и угнетающая мысль. Соглядатаи делятся на несколько видов, и первый из них тот, кто надоедает без умысла, сидя в том месте, где встретился человек со своей возлюбленной… затем бывает соглядатай над любимой, — тут нет другой хитрости, как умилостивить его, и если сделаешь его довольным, то это предел наслаждения. …вот необычная разновидность соглядатаев. Я знаю двух возлюбленных, которые одинаково любили одну и ту же возлюбленную, и …каждый из них был соглядатаем над другим. …к бедствиям любви принадлежат и доносчики… нет среди всех людей никого хуже доносчика, то есть ябедников. Ябедничать — поистине свойство, указывающее на зловонный корень, испорченную ветвь, дурную природу и скверное воспитание, и тому, кто ябедничает, не избежать лжи. …всякий ябедник — лжец. …случается при любви и разглашение, и порицаемо оно среди явлений, из-за него возникающих. Разглашению есть много причин, и одна из них то, что совершающий такой поступок хочет нарядиться в наряд влюблённых и войти в их число. Это недопустимый обман, ненавистная наглость и притязание в любви легковесное. …я хорошо знал юношу из мужей благородных и знатных моих друзей, которого поразила любовь к одной девушке-затворнице. И потерял он из-за неё разум, и любовь к ней оторвала его от многих полезных дел, и стали ясны признаки его страсти всякому, кто обладает зрением, так что даже сама девушка упрекала его за то, что по нему видно, к чему ведёт страсть». Всё закавыченное можно раскавычить по изданию: Ибн Хазм. Ожерелье голубки. Москва, Издательство «Эврика», 1994-й год. Перевод М.А. Салье. Книге исполнилось уже тысячелетие. А как будто вчера написана. Мавританским хулителям, соглядатаям и ябедникам не хватало микрофонов, видеокамер и сети интернет. Пропускайте детали.

Таити, Таити! Нам и здесь плохо!

Суббота, Декабрь 26th, 2009

«Религия и конституция способны в короткий срок поднять самый отсталый народ до вершин цивилизации; они могут, однако, подобно туркам, вечно удерживать его в состоянии варварства. Как же воздействовали эти могущественные силы на таитян и какое они могли бы оказать влияние? Истинное христианство и либеральное правительство быстро смогли бы поставить этот народ, так щедро одарённый задатками всех общественных добродетелей, в один ряд с цивилизованными нациями. …в скором времени Европа начала бы удивляться происходящему на Таити, а может быть, даже стала завидовать этой стране. Но учение миссионеров не есть подлинное христианство, хотя в нём и содержатся догматы последнего, отчасти ложно понятые самими проповедниками. Та религия, которую приходится распространять силой, уже по этой причине не может быть истинно христианской. …фальшивое христианство миссионеров… породило много плохого.  …уничтожив нелепое идолопоклонство и языческие суеверия …насадило ханжество и лицемерие, а так же ненависть ко всем инаковерующим… миссионерская религия прекратила человеческие жертвоприношения, но на самом деле ей в жертву принесено гораздо больше человеческих жизней, чем когда-либо приносилось языческим богам. …по подсчётам Форстера-старшего, на Таити обитало по меньшей мере 130 тысяч человек. …Теперь же население Таити не превышает 8 тысяч человек… главной причиной убыли населения явилось кровавое насаждение миссионерской религии, которая сыграла здесь роль самой опустошительной эпидемии. …у остатков истреблённого народа почти исчезла бодрящая жизненная энергия, а так же удивительное прежде трудолюбие. …морские суда, возбуждавшие удивление у европейцев, исчезли. …таитяне не овладели ремёслами цивилизованных народов …не вращается ни одна прялка и ни один ткацкий станок не вырабатывает материю для одежды. Последнюю островитяне предпочитают приобретать у чужеземцев, расплачиваясь жемчужинами… не работала ни одна кузница. Между тем в ней ощущалась огромная потребность. …достойно удивления, что поселившиеся здесь чужеземцы так же не занимаются никакими ремёслами. …Один американец намеревался основать на Таити сахарный завод и рассчитывал получать от него большую прибыль. …нам очень хотелось сравнить так называемых христианских таитян с языческими обитателями гор. Но для того, чтобы отыскать тайники, в которых прячутся язычники, понадобилось бы слишком много времени. Они лишь ночью покидают свои убежища, чтобы обокрасть долинных жителей, среди которых не смеют появляться при свете дня. Если религия миссионеров не принесла на Таити ни счастья, ни просвещения, то столь же мало хорошего можно ожидать от выработанной ими конституции. Последняя, по-видимому, специально рассчитана на то, чтобы сделать ещё более тесными оковы, наложенные миссионерами на этот добродушный народ; она должна помочь им полностью сохранить свою власть над островитянами». Отрывок из книги «Новое путешествие вокруг света в 1823-1826 гг.» Отто Коцебу, капитана русского флота, исследователя и писателя. Перевод Д.Д.Тумаркина. Издание 3-е. М., «Наука», 1987-й. Страницы 106-110. В общем, европейская цивилизация, к которой мы на счастье, — если иметь в виду загробное воздаяние, — не принадлежим, использует жёсткий алгоритм поведения при встрече с другими цивилизациями и он — алгоритм геноцида.

«…с наибольшей точностью, какая только возможна в таких вопросах…»

Вторник, Декабрь 22nd, 2009

Каждому писателю своё время суток! Шарль-Луи Монтескьё, например, необыкновенно хорош с четырёх до пяти часов утра. Сегодня ещё раз в этом убедился. Вообще, Монтескьё подходит всякому человеку, окончившему советскую среднюю школу с её французским просвещенческим драйвом, но с четырёх до пяти  вливается в него особенно бордо. (Мой каламбур, намекающий на место рождения писателя). Роман «Персидские письма». Москва, 1956-й год. Госиздатхудлит. Перевод под редакцией Е.А.Гунста. Нет здесь строки, которая бы не была понятна — логически понятна — бывшему советскому школьнику, но за немалым исключением письма сто двенадцатого. Редактор сопроводил его тремя примечаниями: «…неизвестно какими сведениями руководился Монтескьё, выставляя такое утверждение… предположение неверное … утверждение ошибочное…» Реди пишет к Узбеку в Париж. 1720-й как будто год. «…мир так мало населён теперь по сравнению с тем, каким он был когда-то… Я прожил в Италии больше года и видел вокруг себя одни лишь развалины столь славной когда-то страны. …города …совершенно пустынны и безлюдны… в одном только древнем Риме некогда жило больше народу, чем в любом большом королевстве нынешней Европы. …на Сицилии находились могущественные государства и многочисленные народы; впоследствии они исчезли, и теперь на этом острове не осталось ничего замечательного, кроме вулканов. …Греция так пустынна, что в ней не живёт и сотая часть её прежних обитателей. …Испания, когда-то столь населённая. представляет собой ныне только безлюдные пространства, а Франция — ничто по сравнению с той древней Галлией, о которой повествует Цезарь. …Северные страны сильно опустели… Польша и Европейская Турция теперь уже почти совсем обезлюдели. В Америке не найдёшь и пятидесятой части населения, которое некогда образовало там огромные государства. Азия отнюдь не в лучшем состоянии. Что касается мелких государств. то они действительно пустынны… таковы царства Имеретинское, Черкесское и Грузинское. Египет находится не в меньшем упадке, чем другие страны. Словом, мысленно обозревая Землю. я нахожу всюду полное оскудение, будто её только что опустошили мировая язва и голод. Африка всегда была мало населена… она дошла до крайней степени упадка… Произведя подсчёт с наибольшей точностью, какая только возможна в таких вопросах, я пришёл к вывод, что теперь на земле осталась едва десятая часть людей, живших на ней в древности. И удивительно то, что её население уменьшается с каждым днём: если так будет продолжаться, через десять столетий она превратится в пустыню. Вот… самая страшная катастрофа, когда-либо случившаяся в мире, но её почти не ощутили, потому что она началась незаметно и совершалась в течение большого числа веков; это указывает на какой-то внутренний порок, на неведомый яд, на изнурительную болезнь, снедающую человеческую природу». Потепление. Птичий грипп. Атипичная пневмония. Неведомый яд. Внутренний порок. Изнурительная болезнь. Боюсь сказать, но похоже, что мир, в котором мы живём, придумали французские философы.

Мой философ

Пятница, Июнь 26th, 2009

Эрнст Юнгер. «…а вот что меня в нём (речь о Гиммлере) всегда удивляло и казалось странным, так это та буржуазность, которой он был пропитан насквозь. Казалось бы, человек, который своей властью послал на смерть тысячи (тысячи!!!) людей, должен явственно отличаться от всех других, должен быть окружён грозным ореолом. (Я тоже, но в отрочестве думал, что над головой кандидатов наук, например, висит светящийся нимб. И на самом деле — над некоторыми висит.) А вместо этого такие вот лица, которые можно встретить в каждом большом городе, когда ты в поисках меблированной комнаты постучишься в очередную дверь и тебе откроет какой-нибудь досрочно уволенный на пенсию бывший инспектор. На этом примере, с другой стороны, видно, в каких масштабах зло проникло в наши институты, как прогрессирует абстракция. Сегодня он присылает нам заказное письмо, завтра пришлёт смертный приговор. Сегодня он дырявит компостером наши билеты, а завтра из пистолета продырявит затылок. То и другое он исполняет с одинаковой педантичностью, с неизменной добросовестностью. …В этом мире не просто бывают ужасные периоды и ужасные зоны — этот мир ужасен в самой своей основе. Вот ещё над чем следовало бы поразмышлять: раздутые идеи, будничная безобразность таких персонажей указывают на их второстепенную роль в царстве зла. Такое представление, будто миллионы покидают этот мир по той причине, что у рубильника машины уничтожения стоит какой-то господин Гиммлер, является результатом оптической иллюзии. Если всю долгую зиму падал снег, то даже заячья лапка способна обрушить лавину». Страница 109-я книги Эрнст Юнгер. Годы оккупации (апрель 1945 — декабрь 1948). Санкт-Петербург, «Владимир Даль», 2007-й год. Самое важное здесь для меня — это констатация того факта, что машина существует, она же, по Юнгеру, абстракция. Я называю её фашизмом. Машина встроена в саму основу общества, да, но она не причина зла, а причина масштаба зла. Топор — это один масштаб, сверхточная ракета — другой. И свидетельство о буржуазности Гиммлера важно только в том случае, если Юнгер когда-нибудь стоял рядом с ним. Я однажды полчаса простоял рядом с Елициным (не на танке) и у меня по телу всё время бежали мурашки. И потом ещё несколько лет. А он ещё даже президентом не был. Харизма. А так по телевизору если …ну, Ельцин.

Китайские страхи

Среда, Май 6th, 2009

Понедельник, вторник, сяо хун, четверг, суббота, воскресенье. Русская неделя, разбавленная только семитской шаббат, обязательно должна быть разбавлена и китайской средой. Почему не сяо хун? Сегодня на сайте «Разрозненный бред» должен появиться ещё один рассказ несравненной китаянки. В нетерпеливом ожидании его прочитал там же, на «Разрозненном бреде», несколько нечитанных ещё заметок. Вот одна из них: «Проглядывая последние несколько дней новости от XinHua Agency натолкнулся сразу на несколько заметок о трансплантации органов японцами в Китае и бурную волну протеста по этому поводу. Я прожил уже полгода на юге, но не видел еще такой иррациональной ненависти у коренных, тогда как на Дун-Бэй’е каждый считает японца личным врагом. Я долго списывал это на период Манчжу-Го и оккупацию, пока однажды не расколол одного парнишку. Он не был местным в Шене, как и многие студенты — в Китае поощряется горизонтальная социальная мобильность, да и в вуз’ы поступают только лучшие со всей страны — элита элит, тот небольшой процент, который возьмет в свои руки власть на всех уровнях лет через двадцать. Он рассказал, что в провинции множество деревень, которые никогда не посещают гос. чиновники. Часто даже неизвестно точное число жителей — официальная цифра может быть сто человек, а реальная пятьсот. В центрах никому нет дела до этих деревень — платят налоги и ладно. А японцам есть. Они высаживаются на побережье сгоняют все население на корабль и увозят в Японию. Что бы ставить на них опыты, как на животных. Поэтому иногда в северных прибрежных районах Китая можно найти пустые поселки. Еще несколько раз я наводящими вопросами подводил других людей к похожим историям. Менялись только названия населенных пунктов, а суть та же: приехали, согнали на борт корабля или машину и увезли. Может и бред, но так говорят». Да, похоже на детские страшилки — красная рука, зелёное пятно, гроб на колёсиках, албанские трансплантологи. А потом придёт какой-нибудь новый Пропп Владимир Яковлевич и, подобно самому себе и швейцарке Карле дель Понте, раскроет секреты новой азиатской мифологии. Хотя и здесь, в цивилизованной России, мысль о том, что человек есть ходячий и неохраняемый мешок с внутренними сокровищами, тоже особенно не греет.